Как написать хороший мастер-класс Размышления на заданную тему

Как написать хороший мастер-класс? Размышления на заданную тему

Во многих статьях по продвижению себя и своего магазина есть такой совет – «Пиарьтесь!». Пишите и публикуйте мастер-классы.

И вот, после очередной такой статьи вы решили написать и опубликовать мастер класс.

А, может быть, вы просто хотите поделиться с миром своими интересными идеями или опытом?

Тоже отличный повод написать мастер-класс!

Давайте попробуем вместе разобраться, как написать такой мастер-класс, чтобы он действительно работал на вас и ваш магазин на ярмарки мастеров.

А если рассматривать вопрос шире, то и любой другой мастер-класс, который мы выкладываем в сети в свободный доступ.

Всю работу над мастер-классом я бы разделила на три этапа.

1. Подготовка

2. Публикация

3. Комментарии

Вы можете подумать, что ответы на комментарии уже не относятся к работе над мастер-классом, но, на мой взгляд, это не совсем так. И чуть позже я это объясню.

1. Подготовка

— определяем тему нашего мастер-класса и сразу, желательно, придумать название;

— определяемся с изделием или технологией, о которой будем рассказывать;

— начинаем делать, рассказывать и показывать.

И вот здесь я хочу сделать первое небольшое отступление.

— кому-то удобно одновременно делать (шить, вязать, валять, лепить, клеить, рисовать…) фотографировать и записывать;

— кто-то сначала полностью делает вещь и одновременно снимает, чтобы не ушёл нужный свет, а потом садится и описывает весь процесс от начала до конца;

— кто-то может делать вещь, а помощник (если у кого-то есть такая шикарная возможность) делает красивые фото и одновременно под диктовку мастера записывает этапы работы;

— кто-то сначала пишет подробное описание процесса, а потом уже, сверяясь с написанным, делает вещь и одновременно фотографирует.

Как выяснилось, мне ближе именно этот вариант – как я его называю: «сначала пишу сценарий, а потом снимаю кино».

Главное на этом этапе – ничего не забыть сфотографировать и не забыть потом обо всём рассказать.

Если для мастер-класса вы выбрали большую вещь или трудоёмкую технологию, то времени на подготовку уйдёт много, надеюсь, что это понятно.

В этом месте я хочу сделать ещё одно отступление.

— если вы не очень уверены, что можете подробно описать весь процесс, лучше сделать как можно больше фотографий процесса – крупных, понятных и чётких;

— если вы привыкли употреблять профессиональный сленг, специальные термины и другое, то в тексте лучше их называть и тут же расшифровывать;

— если вы не очень уверены в правильности применения профессиональных терминов, названий материалов и техник, то лучше их не употреблять.

Почему я специально останавливаюсь на этом? И это я тоже чуть позже я объясню.

Как вы понимаете, на этом подготовка мастер-класса к публикации не заканчивается.

Поэтому, продолжаем работать дальше:

— разбираем получившиеся фотографии; отбираем лучшие, резкие, чёткие, понятные, обрабатываем их в фоторедакторе, если нужно – делаем какие-то уточняющие надписи на фото;

— сводим вместе фотографии текст;

— вычитываем текст и дополнительно проверяем его текстовом редакторе.

Всё. На этом первый этап работы над мастер-классом закончен и мы переходим ко второму этапу.

2. Публикация

И здесь ещё одно отступление.

Хочу напомнить правила Ярмарки, касающихся всех публикаций и мастер-классов, то есть всех материалов, которые прошли предварительную модерацию.

Так вот, особенностью опубликованных мастер-классов является то, что как только мы нажимаем кнопку «опубликовать» то уже ничего не можем изменить – ни одной запятой, ни одной ошибки, целые фразы мы тоже не можем удалить.

Вот как написали, так это и останется! Как сказала великая Раневская «Сняться в плохом фильме, всё равно, что плюнуть в вечность». Конечно, мы тут не артисты и не снимаем кино (хотя есть и видео мастер-классы), но что-то общее всё же есть, не так ли?

Поэтому, когда мы переносим текст и фото нашего будущего мастер-класса в соответствующий раздел Ярмарки Мастеров мы должны очень внимательно следить:

— чтобы текст соответствовал фотографии;

— чтобы общее оформление было красивым и понятным для всех, кто будет его читать, а не только для вас;

— чтобы те особенности обработки или технологии, о которых мы хотим рассказать были как-то специально выделены – жирным шрифтом, курсивом или отдельным абзацем;

— перед тем, как нажать кнопку «опубликовать», ещё разочек внимательно читаем весь текст нашего мастер-класса.

Ещё одно отступление. Как правило, внешний вид текста в редакторе и текста на сайте немного разные. Поэтому, стОит посмотреть, как будет выглядеть опубликованный мастер-класс. Для этого его нужно сохранить в черновиках и потом просмотреть на него, как бы со стороны.

Как только наш мастер-класс прошёл модерацию и появился в ленте новостей, а на почту пришло первое сообщение о комментарии мы переходим к третьему, самому интересному, этапу.

3. Комментарии

Я бы разделила все комментарии на одобрительно-лирические и профессионально-критические.

С первыми всё понятно.

Если вы знаете все тонкости и нюансы вашего вида деятельности и написали действительно стОящий, полезный, отличный мастер-класс, тогда и критиковать-то нечего. Всё отлично!

— вас хвалят за отличный мастер-класс;

— цифра «в избранное» увеличивается с каждой минутой;

— на вас и ваш магазин обратят внимание;

— появятся подписчики, а это значит, что люди захотят и впредь узнавать о ваших публикациях и не терять вас из виду;

— при запросе поисковые системы будут выдавать ссылку на ваш мастер-класс на ярмарке, а значит и на вас;

— приятно знать, чьёрт побьери, что ты написал стОящий мастер-класс и не зря старался.

И основная цель написания любого мастер-класса – заявить о себе, как о мастере своего дела достигнута.

Да и понимание того, что ты помог кому-то – тоже весьма положительно влияет на самооценку и повышает её. И это тоже очень важно для творческого человека!

А вот если в погоне за пиаром и популярностью вы опубликовали мастер-класс в технике, материале, в терминах и т.д., о которых вы, мягко скажем, имеете не очень много знаний и опыта?

Тогда будьте готовы, что в комментариях ваш мастер-класс будет дополнен многочисленными советами и / или профессионально-критические комментариями.

Ведь вы выложили мастер-класс в свободный доступ и написать комментарий к нему может любой желающий, не так ли?

И вот тут-то уж будьте готовы ответить на каверзные вопросы, действительно, специалистов и, действительно, профессионалов в своём деле.

Критика это ведь не только скандал, виртуальное мордобитие или диалог по формуле «сам дурак – на себя посмотри» Всё это, скорее, эмоции.

И сейчас я хочу поговорить о конструктивной критике (как это ни удивительно)!

Конструктивная критика — очень полезная штука, если вы настроитесь на правильное к ней отношение.

А что значит «правильное отношение»?

Когда вы спокойно и уважительно будете отвечать на комментарии профессионалов, и мастеров имеющих большой практический опыт, то ваша репутация, как мастера, который не только учит других, но и сам готов учиться на своих ошибках, только выиграет.

— очень часто комментарии пишут действительно знающие люди, мастера, имеющий большой опыт и люди, имеющие профессиональное образование;

— по большому счёту из таких комментариев складывается полноценная консультация специалиста, о которой многие мечтают;

— профессиональный разбор ваших ошибок поможет не только вам избежать в будущем ошибок, но и всем тем, кому интересна техника или изделие, о котором вы написали свой мастер-класс.

Если уж я затронула тему критики мастер-класс, попробую ответить и на вопрос, который встречается в комментариях «Почему мастера, имеющие профильное образование или большой практический опыт, так редко публикуют свои мастер-классы, хотя очень часто пишут конструктивные критические комментарии к чужим?».

И отвечать на этот вопрос «Почему, собственно!?» буду уже с точки зрения профессионального портного, технолога, мастера производственного обучения, человека, много лет работающего на производстве.

— потому что, профессионал, понимает свою ответственность и, взявшись учить других, подходит к созданию мастер-класса со всей серьёзностью;

— потому что сделать подробный и действительно полезный мастер-класс – сложное и ответственное дело, требующее времени;

— потому что профессиональных нюансов очень много и, например, мастер-класс по обычной юбке (да, что там шить, два шва) получится очень и очень большим;

— потому что знания и большой практический опыт таков, что его, бывает, очень трудно впихнуть в размеры стандартного мастер-класса.

Какие же выводы можно сделать в заключении?

1. Отличный мастер-класс получится, если вы очень хорошо знаете, понимаете и умеете делать то, чему собираетесь учить других и умеете всё это доходчиво и понятно объяснить-рассказать-показать.

2. Полезный и нужный мастер-класс – ваша репутация, как мастера.

3. Вежливое и спокойное отношение к комментариям – ваша репутация, как человека.

4. Подробный и качественный мастер-класс – уважение в первую очередь, к читателям, и к самому себе, как к мастеру.

5. Опубликованный мастер-класс может добавить вам много новых знаний, потому, что в комментариях даются весьма ценные советы не только профессионалами, но и мастерами, которые уже давно работают в определённой области.

Если же, по прочтении этой статьи вы всё же считаете, что на написание мастер-класса не нужно тратить ну очень много времени – быстро шьём, сразу же фотографируем, не заморачиваемся обработкой фото, быстренько пишем описание (главное, чтобы вам было понятно) – раз-два и готово…

Так тоже можно сделать. Но, тогда уж не обессудьте – комментарии будут соответствующие. Правда, неудобные комментарии ведь можно удалить, а пиар он и есть пиар. Главное, чтобы заметили.

Если вы всё-таки и решили написать мастер-класс – удачи и успеха!

Текст полностью авторский.

При копировании, пожалуйста, указывайте имя автора.

Мастер-класс Использование на уроках литературы и русского языка приемов технологии компетентностного подхода

Использование на уроках литературы и русского языка

приемов технологии компетентностного подхода

«Развитие критического мышления через чтение и письмо»

Куртлацкова Оксана Николаевна,

учитель русского языка и литературы

Учение без мысли — напрасный труд.

Не мыслям надобно учить, а мыслить.

Мышление — это новое сотворение мира.

Если вы мыслите ясно, вы и писать будете ясно,

если ваша мысль ценна, будет ценным и ваше сочинение.

Приветствие, вступительное слово.

Рада всех приветствовать! Меня зовут Куртлацкова Оксана Николаевна, учитель ГОУ СОШ №918. Мы немного устали после плодотворной работы на предыдущих мастер-классах. Я предлагаю восстановить наш энергетический баланс путем ряда простых действий.

* с силой потереть одну ладонь о другую (10 раз);

* щеки — вверх — вниз (10 раз);

* кончиками пальцев постучать по затылку и макушке (10 раз);

* указательным пальцем правой руки нащупать впадину в основании черепа и 3 раза сильно надавить;

* 3 раза сжать руки в кулак, помассировать места соединения большого и указательного пальцев.

Я думаю, вы ощутили, как горячая волна энергии обволакивает наше тело, как мы приободрились. И чтобы совсем хорошо себя чувствовать, я предлагаю пожелать здоровья друг другу на разных языках. Я дам несколько карточек с пожеланиями здоровья, кто получает карточку, приветствует всех громко, позитивно, не забывая называть, на каком языке приветствие, а мы хором отвечает на это же языке.

Я начну на русском

— Гомар Джоба ! (Грузия)

— Бонжур! (Франция)
— Здравей! (Болгария)

— Здоровэньки булы! (Украина)

— Норуон норгуй! (Якутия)

— Джечь буречь (Удмуртия)
— Добры дзень! (Белоруссия)
— Ola! (Португалия)

— Konnichi wa! (Япония)

Спасибо всем. И если, как говорят ученые, мысль материальна, то наше здоровье должно удесятериться. Я уже чувствую это. А как вы? Тогда приступим к серьезной части моего выступления.

2) Определение целей и задач мастер-класса.

Цель: ретрансляция преподавательского опыта освоения и применения технологии развития

Мастер-класс «Лоскутное шитье»

Задачи мастер- класса:

— создание условий для профессионального общения, самореализации и

роста творческого потенциала педагогов;

— распространение педагогического опыта.

3) Выстраивание диалога.

Я не просто так заговорила о материализации мыслей. Мысль, мышление – это ключевой слово в основе технология, которую я начала практиковать и некоторым опытом хочу поделиться с вами.

Познакомиться обзорно с технологией развития критического мышления (ТРКМ)

Приобрести практический опыт использования некоторых приемов ТРКМ

Наметить пути использования ТРКМ в собственной педагогической деятельности

Обратимся к непререкаемой мудрости наших великих мужей:

Учение без мысли — напрасный труд.

Не мыслям надобно учить, а мыслить.

Мышление — это новое сотворение мира.

Если вы мыслите ясно, вы и писать будете ясно,

если ваша мысль ценна, будет ценным и ваше сочинение.

Добавить нечего. Остается только обратиться к поэзии.

Спор неизбежен порой между мыслью и чувством,
Но, разрешая его, они сходятся вместе.
К истине разны пути у науки с искусством,
Но озарение – разве не в их перекрестье?

И разве может ученый, открывший законы,
Менее быть очарован своею наукой,
Нежели чуткий художник, писавший иконы,
Или простой музыкант, очарованный звуком?

Мысль осязаема в каждом движении сердца,
Просит она, как и чувство, всегда вдохновенья.
Там, где наука с искусством живут по соседству,
Истина есть! И подруга ее озаренье!

Это стихи нашей коллеги из Ставропольского края Гуляевой Людмилы Ивановны, они очень точно, на мой взгляд, определяют идею, которая мне нравится в Технологии развития критического мышления через чтение и письмо – это объединение мысли, а точнее, мышления и чувства.

Я познакомилась с этой технологией, когда начала работать по УМК Бунеевых. Ведутся споры о содержании учебников. Но меня заинтересовал прием развития правильного типа читательской деятельности (путем диалога с автором – умению задавать вопросы).

Что вам известно об этой технологии, какие идеи возникают у вас в связи с этим термином?

Давайте с вами сейчас нарисуем солнышко: в центре РКМЧП, а лучи – все ваши ассоциации, идеи, возникающие в связи с этим термином.

Давайте посмотрим, что у вас получилось. Мы с вами использовали один из самых наглядных приемов технологии РКМЧП – построение кластера.

Кластер — это графическая организация материала, показывающая смысловые поля того или иного понятия. Слово кластер в переводе означает пучок, созвездие. Составление кластера позволяет учащимся свободно и открыто думать по поводу какой-либо темы. Ученик записывает в центре листа ключевое понятие, а от него рисует стрелки-лучи в разные стороны, которые соединяют это слово с другими, от которых в свою очередь лучи расходятся далее и далее.

Кластер может быть использован на самых разных стадиях урока.

Кластер может оформляться по-разному (см. слайд).

Краткая характеристика основных идей технологии.

Технология развития критического мышления через чтение и письмо (далее РКМЧП) была разработана американскими учеными и преподавателями. Ее авторы: Стил, Мередит, Темпл, Уолтер, — являются членами консорциума «За демократическое образование». В России она появилась в 1997 году.

Американские ученые модифицировали идеи свободного воспитания и творческого саморазвития личности (Ж.Ж. Руссо, Л.Н. Толстой, Дж. Дьюи, Ж. Пиаже, Мария Монтессори), деятельностного подхода к обучению (Лев Семенович Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн), принципы личностно-ориентированного образования (Э.Фромм, К. Роджерс, Э.Н. Гусинский, Владислав Владиславович Сериков, Е.В. Бондаревская), а также идеи (Андрей Викторович Хуторской) эвристического обучения и довели их до уровня технологии.

Все, что нужно знать про продажи мастер-классов ��

Технология привлекает тем, что может быть использована в различных предметных областях (словесность, история, обществознание, правовое образование, иностранный язык, география, экология, мировая художественная культура, начальные классы и другие). Это универсальная, «надпредметная» технология, открытая к диалогу с другими педагогическими подходами и технологиями.

Чем еще привлекает меня данная технология? Детей не легко мотивировать. И нам приходится постоянно придумывать, как заинтересовать ребенка? Порой в этом процессе мы больше отдаем предпочтение форме и забываем о содержании. Технология РКМЧП с четкой структурой, алгоритмичностью, схематичностью и наглядностью ее приемов, графической организацией материала позволяет не только разнообразить урок, сделать его нестандартным, но и достичь конкретных образовательных результатов:

формирование нового стиля мышления (открытость, гибкость, рефлексивность, осознанность, альтернативность);

развитие базовых качеств личности (креативность, коммуникативность, критическое мышление, мобильность, самостоятельность, ответственность);

формирование культуры чтения и письма;

формирование умения задавать вопросы, формулировать гипотезу;

стимулирование самостоятельной поисковой творческой деятельности;

запуск механизмов самообразования и самоорганизации.

Давайте обратимся к терминологическому арсеналу Технологии.

Развитие — необратимый процесс, направленный на изменение материальных и духовных объектов с целью их усовершенствования.

Мышление — процесс отражения объективной действительности, составляющий высшую ступень человеческого познания.

Критический – от «критика» (от греческого «kritike» -оценка, разбор, обсуждение; следовательно «критический» — делающий оценку, разбор и пр.)

Как бы вы определили, что такое КРИТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ? (СМ. (adobe reader)

— естественный способ взаимодействия с идеями и информацией;

— разумный, взвешенный подход к принятию сложных решений, как следует поступать и во что верить;

— особый вид деятельности, позволяющий ученику вынести здравое суждение о предложенной ему точке зрения или модели поведения;

— отправная точка для развития творческого мышления.

Это Творческая переработка, анализ, интерпретация и т.д. изученной информации

Критическое мышление имеет 5 характеристик (Д. Клустер)

Во-первых – это мышление самостоятельное

Во-вторых – это мышление обобщенное

В-третьих – это мышление проблемное и оценочное

В четвертых – это мышление аргументированное

В пятых – критическое мышление есть мышление социальное

Формирует собственное мнение

Совершает обдуманный выбор между различными мнениями

Ценит совместную работу, в которой возникает общее решение

Умеет ценить чужую точку зрения и сознает, что восприятие человека и его отношение к любому вопросу формируется под влиянием многих факторов

Формы и средства развития КМ

сопоставление альтернативных точек зрения

разные виды парной и групповой работы

Как создать мастер-класс по вязанию. Прямой эфир 26.01.21

публикации письменных работ учащихся

КМ – письменная работа

Основные умения: чтение и письмо

Чтение для развития КМ

На наших уроках мы работаем с двумя основными типами текстов — информационными (научными, публицистическими) и художественными. Приемы технологии, в основном, одинаково «работают» на обоих типах текстов. Можно дать большое количество рекомендаций по поводу их применения, но нельзя забывать о главном — определяющим при планировании является содержательная сторона урока, а не привлекательность отдельных приемов и стратегий.

ориентироваться в источниках информации

пользоваться разными стратегиями чтения

адекватно понимать прочитанное

сортировать информацию с точки зрения ее важности

критически оценивать новые знания

Письмо для развития КМ

Навыки письменной речи играют важнейшую роль для развития критического мышления, так как позволяют зафиксировать неоформленные мысли или образ, рассмотреть их со всех сторон и «разбудить сознание».

Письменная речь углубляет понимание: пишущий фиксирует какую-либо мысль, затем изучает ее записанную, и как отклик на эту зафиксированную мысль, возникает новая, еще более интересная.

Письменная речь обостряет любознательность, делает детей более активными наблюдателями, так как, чтобы зафиксировать что-либо, надо его изучить, узнать о нем побольше.

Письменная речь развивает в детях навыки чтения, потому что они начинают «читать как писатели» и соответственно лучше понимать, как нужно конструировать текст для достижения поставленной цели.

При обучении письменной речи необходимо показать учащимся как получается хороший письменный текст, показать каждый этап этого процесса. Учитель должен помнить, что при обучении письму основное значение должны иметь мысли и опыт (содержательная и композиционная сторона текста), а не просто грамотность

Базовая модель РКМЧП

В основе технологии РКМЧП лежит базовая модель, состоящая из трех фаз:

Фаза вызова (evocation)

Фаза реализации смысла (realization of meaning)

Фаза рефлексии ( reflection )

Если посмотреть на три описанные выше стадии занятий с точки зрения традиционного урока, то совершенно очевидно, что они не представляют исключительной новизны для учителя. Они почти всегда присутствуют, только называются иначе. Вместо «вызова» более привычно для учителя звучит: введение в проблему или актуализацию имеющегося опыта и знаний учащихся. А «осмысление» не что иное, как часть урока, посвященная изучению нового материала. И третья стадия есть в традиционном уроке — это закрепление материала, проверка усвоения.

В чем же различия? Что принципиально нового несет технология критического мышления? Элементы новизны, помимо философских идей, содержатся в методических приемах, которые ориентируются на создание условий для свободного развития каждой личности, на каждой из стадий урока используются свои методические приемы. Их достаточно много.

Приемы работы по ТРКМЧП, наиболее успешно используемые учителями. Их несколько групп. Просмотрит в опорном материале информацию о приемах и скажите, какие из них вы используете, не предполагая, что они относятся к ТРКМЧП.

Приемы восприятия информации:

«Знаю – хочу узнать – узнал» (работа с таблицей);

«Продвинутая лекция» (заполняется первая графа таблицы (что я знаю?), затем во время чтения лекции ученик ищет соответствия и несоответствия первоначальной информации с материалом лекции, кратко записывает новую информацию);

«Зигзаг» (члены рабочей группы становят­ся экспертами по определенным вопросам изучаемой темы. Про­ведя личную экспертизу по-своему фрагменту, члены группы по­очередно учат друг друга).

«Верные – неверные утверждения» ( на стадии вызова учитель предлагает несколько утверждений по еще не изученной теме; дети выбирают «верные» утверждения, полагаясь на собственный опыт или просто угадывая);

Прогнозирование (прогнозирование темы урока или темы литературного произведения по отличительным признакам или ключевым деталям, прогнозирование времени написания произведения и этапа в биографии писателя или поэт, прогнозирование по фотографии)

Работа с текстом:

«Чтение с остановками» (чтение текста осуществляется по частям, каждая часть анализируется и делаются прогнозы о дальнейшем содержании. Отвечая на вопросы дети делают предположения о содержании, рассказывают о своих ассоциациях, чувствах, ожиданиях, о том, что подтвердилось из предположений, а что – нет и объясняют свои ответы);

«Чтение с пометками « INSERT » (позволяет информацию разделить на известную, новую, интересную, непонятную. Во время чтения текста необходимо делать на полях пометки, а после прочтения текста заполнить таблицу, где эти же значки станут заголовками граф таблицы);

«Двойной дневник» (по ходу чтения необходимо заполнить таблицу, состоящую из двух граф: в первую выписать фразы из текста, которые произвели наибольшее впечатление, вызвали согласие, протест и даже непонимание; во второй графе дается объяснение, что заставило выписать эти фразы, какие мысли и ассоциации они вызвали);

«Составление кластера» (кластер – графический систематизатор, схема).

ОСОБЕННАЯ СЕРВИРОВКА • Мастер-класс стилиста Даши Соболевой в «Дом Фарфора»

Приемы, развивающие умение задавать вопросы:

приемы «Толстые и тонкие вопросы» (.«тонкие» вопросы – вопросы репродуктивного плана, требующие однословного ответа, «толстые» вопросы – вопросы, требующие размышления, привлечения дополнительных знаний, умения анализировать);

«Мозаика» (класс делится на группы и каждой группе предлагается задать вопросы по заданному отрывку текста).

— Простые вопросы (фактические вопросы) – требуют знания фактического материала, ориентированы на работу памяти

— Уточняющие вопросы – «насколько я понял….», «правильно ли я Вас поняла, что…»

— Интерпретирующие вопросы (объясняющие) – побуждая учеников к интерпретации, мы учим их навыкам осознания причин тех или иных поступков или мнений (почему?)

— Оценочные вопросы (сравнение) – необходимо использовать, когда вы слышите, что кто-либо из учеников выражает соседу по парте свое недовольство или удовольствие от произошедшего на уроке

— Творческие вопросы (прогноз) – «Как вы думаете, что произойдет дальше…?»

— Практические вопросы – «Как мы можем…?» «Как поступили бы вы…?»

Творческая интерпретация информации:

прием «Написание эссе» (эссе – письменные размышления на заданную тему, разновидность эссе – прием «Напишите письмо» — когда учащимся нужно написать кому-либо письмо от имени героя произведения, что позволяет поставить себя на место другого, соотнести его мысли и чувства со своими);

«Составление телеграммы » (научит отбирать наиболее важную информацию из прочитанного и представлять ее в сжатом, лаконичном виде);

«Стихотворение по алгоритму» (синквейна, хокку, диаманты — развивают поэтические способности учеников);

прием «Нарисуйте счастье» (приемы психорисунка дают возможность выразить понимание абстрактных понятий, внутренний мир через зрительные образы. Можно дать задание нарисовать совесть, месть, добро, зло и затем объяснить свои рисунки) ;

прием «Письмо по кругу» (предполагает групповую форму работы. Детям нужно не только поразмышлять на заданную тему, но и согласовывать свое мнение с членами группы. У каждого члена группы – тетрадь и ручка, каждый записывает несколько предложений на заданную тему, затем каждый передает тетрадь соседу, который должен продолжить его размышления, тетради передаются до тех пор, пока каждая тетрадь не вернется к своему хозяину).

Актуальность самой технологии неоспорима. Развитие мыслительных навыков учащихся необходимо не только в учебе, но и в обычной жизни (умение принимать взвешенные решения, работать с информацией, анализировать различные стороны явлений и т.п.).

Перед нами встали вопросы: как процесс составления «сухого» алгоритма, схемы, таблицы, помогающих систематизировать знания, «видеть» и анализировать их графически, превратить в увлекательное занятие; как добиться четкости и точности ответов учащихся; как объединить «лириков» и «физиков» в их умениях, с одной стороны, «растекаться мыслью по древу», и, с другой стороны, предельно лаконично излагать информацию? В решении этих вопросов мы видели перспективность опыта, который имел своей целью практическую значимость :

— разработать методические рекомендации по применению приемов технологии РКМЧП;

— определить результативность использования данной технологии: а) в классах разного уровня подготовки; б) в разнопрофильных группах учащихся.

Условия эффективности опыта

быть открытым для инновационных идей;

иметь организаторские способности;

знать основы технологии РКМЧП;

Пишем розы.Мастер-классы Вугара Мамедова

творчески подходить к подбору материала для содержания уроков;

разрабатывать и применять ситуативные задачи.

А если отвлечься от теории, учитель должен помнить следующие правила:

Не берите всю инициативу на себя, и тогда ученики не будут скованы в своих действиях, а будут самостоятельными.

Говорите часто учащимся «Не знаю», чтобы они думали сами, были внимательными, не переспрашивали несколько раз.

Не забывайте о том, что учитель не передает знания, а создает условия для их развития!

Приучайте детей не бояться ошибок, ошибиться может любой.

Недопустимо использовать слова: «Об этом будем говорить позже, потом», все надо решать сразу.

Выслушивайте всех, нельзя говорить «достаточно».

Недопустимо сравнивать ученика с кем-либо, сравнивайте его только с его успехами, продвижениями в развитии!

Не отвечайте за учеников, даже если «поджимает» время.

На каждом уроке организуйте проблему и поиск путей решения.

Учитель должен ориентироваться на глаза своих детей, а не на планы уроков.

Больше всего дети утомляются в бездействии.

Насколько эффективна данная технология, и, в частности, те приемы, которые используются нами, можно судить по следующим результатам:

Качество знаний учащихся 10 класса (2022-2022 учебный год)

Прием «Видео лекция с пропусками»

Средний процент – 40%

Средний процент – 98%

Прием «Видео лекция с верными/неверными утверждениями»

Средний процент – 100%

Средний процент – 100%

(дать раздатку – иллюстрацию)

Представление системы учебных занятий.

Нами разработаны и апробированы уроки различных типов с использованием технологии РКМЧП в разных классах по предметам русский язык и литература. Например:

— урок изучения новых знаний по развитию речи в 5-м классе, тема «Типы речи»;

— урок обобщения и систематизации изученного по литературе в 9-м классе, тема «Неизвестный Грибоедов»;

— урок обобщения и систематизации изученного по литературе в 7-м классе, тема «Читая, размышляй» (по повести А.С.Пушкина «Капитанская дочка»).

— система уроков изучения новых знаний по литературе (видеолекции) в 10-м классе, изучение творчества писателей и поэтов 19 в.

Нами активно использовались следующие приемы технологии РКМЧП (иллюстрация) :

«Как написать структуру доски»Мастер-классы Вугара Мамедова

Мастер-класс по литературе
методическая разработка по литературе (11 класс) на тему

Мастер-класс по литературе с использованием технологии развития критического мышления через чтение и письмо для 11 класса по рассказу Е.И. Замятина «Дракон»

Скачать:

Вложение Размер
мастер-класс по литературе 918 КБ
master-klass_drakon.ppt 446.5 КБ

Предварительный просмотр:

Учителя МБОУ СОШ п. Солидарность

ПОПОВОЙ АЛЕКСАНДРЫ ВАЛЕРЬЕВНЫ

ТЕХНОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ КРИТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ ЧЕРЕЗ ЧТЕНИЕ И ПИСЬМО НА УРОКАХ ЛИТЕРАТУРЫ

ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА В «БРЕДОВОМ МИРЕ» РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

(ПО РАССКАЗУ Е.И. ЗАМЯТИНА «ДРАКОН»)

Люто замороженный, Петербург горел и бредил. Было ясно: невидимые за туманной занавесью, поскрипывая, пошаркивая, на цыпочках бредут вон желтые и красные колонны, шпили и седые решетки. Горячечное, небывалое, ледяное солнце в тумане — слева, справа, вверху, внизу — голубь над загоревшимся домом. Из бредового, туманного мира выныривали в земной мир драконо-люди, изрыгали туман, слышимый в туманном мире как слова, но здесь — белые, круглые дымки; выныривали и тонули в тумане. И со скрежетом неслись в неизвестное вон из земного мира трамваи.

На трамвайной площадке временно существовал дракон с винтовкой, несясь в неизвестное. Картуз налезал на нос и, конечно, проглотил бы голову дракона, если бы не уши: на оттопыренных ушах картуз засел. Шинель болталась до полу; рукава свисали; носки сапог загибались кверху — пустые. И дыра в тумане: рот.

Это было уже в соскочившем, несущемся мире, и здесь изрыгаемый драконом лютый туман был видим и слышим:

— . Веду его: морда интеллигентная — просто глядеть противно. И еще разговаривает, стервь, а? Разговаривает!

— Ну, и что же — довел?

— Довел: без пересадки — в Царствие Небесное. Штыком.

Дыра в тумане заросла: был только пустой картуз, пустые сапоги, пустая шинель. Скрежетал и несся вон из мира трамвай.

Как написать гору.Мастер-классы Вугара Мамедова

И вдруг — из пустых рукавов — из глубины — выросли красные, драконьи лапы. Пустая шинель присела к полу — и в лапах серенькое, холодное, материализованное из лютого тумана.

— Мать ты моя! Воробьеныш замерз, а! Ну скажи ты на милость!

Дракон сбил назад картуз — и в тумане два глаза — две щелочки из бредового в человечий мир.

Дракон изо всех сил дул ртом в красные лапы, и это были, явно, слова воробьенышу, но их — в бредовом мире — не было слышно. Скрежетал трамвай.

— Стервь этакая; будто трепыхнулся, а? Нет еще? А ведь отойдет, ей-бо. Ну скажи ты!

Изо всех сил дунул. Винтовка валялась на полу. И в предписанный судьбою момент, в предписанной точке пространства серый воробьеныш дрыгнул, еще дрыгнул — и спорхнул с красных драконьих лап в неизвестное.

Дракон оскалил до ушей туманно-полыхающую пасть. Медленно картузом захлопнулись щелочки в человечий мир. Картуз осел на оттопыренных ушах. Проводник в Царствие Небесное поднял винтовку.

Скрежетал зубами и несся в неизвестное, вон из человеческого мира, трамвай.

Основная задача урока литературы и моя на каждом уроке – научить жизни. Можно услышать резонное замечание, что научить этому невозможно. Научить, может, и нет, но в моих силах создать условия, продемонстрировать примеры и заставить задуматься: как правильно поступить в той или иной ситуации. А ситуация выбора и поиски правильного решения – это и есть проекция нашей жизни. Поэтому для сегодняшнего мастер-класса я выбрала урок внеклассного чтения в 11 классе по небольшому, но, на мой взгляд, необычайно содержательному и полемичному произведению нашего земляка Евгения Ивановича Замятина «Дракон». Этот текст не входит в обязательный минимум содержания литературного образования, как роман-антиутопия «Мы». Но я считаю, что его целесообразно демонстрировать 11-классникам именно перед изучением романа, в таком случае, открыв для себя художественный мир писателя в малой форме, они смогут найти правильные ключи к такому сложному и многоаспектному произведению, как роман «Мы». И есть еще одна причина, по которой я выбрала именно этот текст – это его историчность. Необходимо сделать оговорку, что рассказ «Дракон», наряду с еще 2 произведениями («Пещера», 1920, «Мамай», 1920), входит в так называемый «петроградский цикл», который создавался писателем в суровые годы революции и Гражданской войны. А поскольку я являюсь и учителем истории, то считаю, литературные памятники не только открывают нам культурную характеристику той или иной эпохи, они раскрывают саму эпоху в том свете, в котором она предстала перед современниками. Именно поэтому я подвожу своих учеников, что рассказ в 1 страницу мы воспринимаем не только как литературный памятник эпохи, но и как своеобразный исторический документ, свидетельство очевидца. Здесь прослеживаются и межпредметные связи, которые особенно важно учитывать при изучении литературы и истории.

Главный критерий, которым я руководствуюсь при выборе темы урока, при отборе материала и, самое главное, приемов работы с учениками, – это осмысление, т.е. ясное представление о том, чему я хочу научить, как я буду это делать, какие этапы познания должен пройти на уроке ученик.

Наверное, именно поэтому работа над уроком на основе технологии РКМЧП мне показалась интересной и несложной. Разработку урока я начала с выбора текста – небольшого по объему, яркого, дающего учителю возможность выбора заданий, связанных не только с решением проблем на его основе, но и с использованием уже ранее полученных знаний, а также с исследовательской деятельностью учащихся.

ХАРАКТЕРИСТИКА ОБУЧАЮЩИХСЯ (ЦЕЛЕВАЯ АУДИТОРИЯ) – 11 класс (как общеобразовательный, так и профильный- социально-гуманитарный)

Трансляция педагогического опыта освоения и применения на практике технологии развития критического мышления через чтение и письмо

Мастер-класс. Актуальные инструменты продвижения инстаграма 2019

Показать на практике приемы работы с текстом в рамках данной технологии,

— проследить результаты нового подхода к литературоведческому анализу эпического текста в школе,

Продемонстрировать связь между критическим прочтением авторского текста и созданием собственного,

— показать эффективность использования технологии в рамках подготовки к итоговой аттестации выпускников по русскому языку

-повысить интерес к творческому наследию Е. И. Замятина

Программа “Чтение и письмо для развития критического мышления” разработана Международной ассоциацией чтения, проект ORAVA университета Северной Айовы и колледжей Хобарда и Уильяма Смита. Авторы пособий – Чарльз Темпл, Джинни Стил, Курт Мередит. В основу программы положены идеи Ж.Пиаже и Л.Выготского о творческом сотрудничестве ученика и учителя, о необходимости развития в учениках аналитически-творческого подхода к любому материалу . Одна из целей – научить работать с текстом научным и художественным и создавать собственные творческие письменные работы . Что особенно актуально в современной системе выпоскной аттестации. Но главное – подготовить учеников к жизни в обществе, научить их сотрудничать и уживаться с людьми в современном мире.
Для этого необходимо уметь выработать собственное мнение, осмыслить опыт, выстроить цепь доказательств, выразить себя ясно и уверенно . Традиционно школа знакомила учеников с продуктами мышления, но редко демонстрировала процессы, с помощью которых эти знания были получены. Программа развивающего обучения тоже учит учиться, добывать знания, работать в группах. Разница в том, что американская система развития критического мышления – это не школьная программа в нашем понимании. Это технология организации учебного процесса, которая применима к любой программе и к любому предмету. Многие приемы равно применимы в начальной школе и в студенческой аудитории. Однако технология не должна распространяться просто как набор приемов, ведь конечная цель в работе с детьми все-таки не усвоение каких-то конкретных знаний, а социализация ребенка. Технология-то рассчитана не на запоминание, а на вдумчивый творческий процесс познания мира, на постановку проблемы и поиск ее решения.

Технология универсальна, надпредметна и открыта к диалогу с другими методами и приемами. В частности меня привлекает возможность ее сочетания с технологией интегрированного обучения.

Чем еще привлекает меня данная технология? Детей не легко мотивировать. Технология РКМЧП позволяет не только разнообразить урок, сделать его нестандартным, но и достичь конкретных образовательных результатов:

Ирада Зейналова — о создании итоговой программы. Полная версия мастер-класса

  1. формирование нового стиля мышления (открытость, гибкость, рефлексивность, осознанность, альтернативность);
  2. развитие базовых качеств личности (креативность, коммуникативность, критическое мышление, мобильность, самостоятельность, ответственность);
  3. формирование культуры чтения и письма;
  4. формирование умения задавать вопросы, формулировать гипотезу;
  5. стимулирование самостоятельной поисковой творческой деятельности;
  6. запуск механизмов самообразования и самоорганизации.

Развитие — необратимый процесс, направленный на изменение материальных и духовных объектов с целью их усовершенствования.

Мышление — процесс отражения объективной действительности, составляющий высшую ступень человеческого познания.

Критический – от «критика» (от греческого «kritike» -оценка, разбор, обсуждение; следовательно «критический» — делающий оценку, разбор и пр.)

В основе технологии лежит базовая модель, состоящая из трех фаз:

ФАЗА РЕАЛИЗАЦИИ ЗАМЫСЛА

Проследим их развитие и взаимодействие на примере анализа рассказа «Дракон»

  1. Знакомство аудитории с текстом.
  2. Вызов – обращение к названию, фамилии автора – кластер «Дракон» (горящая пасть, когти, мифологичность, легенда….)

— Когда вы видите название предложенного для анализа рассказа, какие ассоциации с возможным содержанием текста у вас возникают?

! Вывод: дракон – мифологическое существо, способное к полету, огнедышащее, вызывающее страх, ужас, несущее гибель.

Ученик сам определяет свои знания и незнания. Стадия вызова – это целеполагание

запись уже известной информации с последующим ее сопоставлением с реальным текстом – рефлексия ожиданий

Но никто не может ассоциировать дракона с человеком, солдатом! Задача – при дальнейшем знакомстве с текстом выяснить правильными ли были наши ожидания и предположения. Всели нам известно о данном явлении или не

  1. Знакомство с текстом . Вторая стадия – непосредственное восприятие новой информации. Чем этот этап отличается от классического – знакомства с новым материалом на уроке? Тем, что технология использует такие приемы, которые позволяют направить восприятие. Вспомните, случалось ли с вами такое: читаете книгу, слушаете собеседника – а сами думаете о своих проблемах? Что вы почерпнете из книги или из беседы? Или ничего, или очень немного. Вот именно это и происходит с большинством наших учеников.

Наша задача – только организовать процесс.

  1. «Чтение с остановками» (чтение текста осуществляется по частям, каждая часть анализируется и делаются прогнозы о дальнейшем содержании. Отвечая на вопросы дети делают предположения о содержании, рассказывают о своих ассоциациях, чувствах, ожиданиях, о том, что подтвердилось из предположений, а что – нет и объясняют свои ответы);

Первая часть текста:

Люто замороженный, Петербург горел и бредил. Было ясно: невидимые за туманной занавесью, поскрипывая, пошаркивая, на цыпочках бредут вон желтые и красные колонны, шпили и седые решетки. Горячечное, небывалое, ледяное солнце в тумане — слева, справа, вверху, внизу — голубь над загоревшимся домом. Из бредового, туманного мира выныривали в земной мир драконо-люди, изрыгали туман, слышимый в туманном мире как слова, но здесь — белые, круглые дымки; выныривали и тонули в тумане. И со скрежетом неслись в неизвестное вон из земного мира трамваи.

На трамвайной площадке временно существовал дракон с винтовкой, несясь в неизвестное. Картуз налезал на нос и, конечно, проглотил бы голову дракона, если бы не уши: на оттопыренных ушах картуз засел. Шинель болталась до полу; рукава свисали; носки сапог загибались кверху — пустые. И дыра в тумане: рот.

— Кто же оказывается драконом в рассказе? (молодой, невысокого роста солдат-революционер)

— Правильными ли были наши первые ассоциации?

— В каком мире существует дракон? (туман, неизвестность)

— Какую черту подмечает автор в образе дракона? (пустота, «дыра», шинель болталась, носки сапог пустые, рот — дыра)

— Как вы понимаете слово «драконо-люди»?

П родолжение чтения:

Это было уже в соскочившем, несущемся мире, и здесь изрыгаемый драконом лютый туман был видим и слышим:

— . Веду его: морда интеллигентная — просто глядеть противно. И еще разговаривает, стервь, а? Разговаривает!

— Ну, и что же — довел?

— Довел: без пересадки — в Царствие Небесное. Штыком.

Дыра в тумане заросла: был только пустой картуз, пустые сапоги, пустая шинель. Скрежетал и несся вон из мира трамвай.

— Что проясняет диалог? (революционную борьбу, конкретизирует эпоху и социальное противостояние)

— Обратите внимание на речь дракона. Как она характеризует героя? (подчеркивает неестественность, ничтожность, скудность и жестокость персонажа, демонстрирует низкую образованность)

— Какая черта в очередной предстает перед нами, усиленная лексическим повтором? (пустота)

— Каковы ваши предположения по поводу дальнейшего развития действия? (очередное столкновение интеллигентом, драка, убийство)

Третья часть текста:

И вдруг — из пустых рукавов — из глубины — выросли красные, драконьи лапы. Пустая шинель присела к полу — и в лапах серенькое, холодное, материализованное из лютого тумана.

— Мать ты моя! Воробьеныш замерз, а! Ну скажи ты на милость!

Дракон сбил назад картуз — и в тумане два глаза — две щелочки из бредового в человечий мир.

КУЛЬТУРА РЕЧИ. ВЛАДИМИР ЕРЕМИН. Теория и практика.

Дракон изо всех сил дул ртом в красные лапы, и это были, явно, слова воробьенышу, но их — в бредовом мире — не было слышно. Скрежетал трамвай.

— Стервь этакая; будто трепыхнулся, а? Нет еще? А ведь отойдет, ей-бо. Ну скажи ты!

Изо всех сил дунул. Винтовка валялась на полу. И в предписанный судьбою момент, в предписанной точке пространства серый воробьеныш дрыгнул, еще дрыгнул — и спорхнул с красных драконьих лап в неизвестное.

Дракон оскалил до ушей туманно-полыхающую пасть. Медленно картузом захлопнулись щелочки в человечий мир. Картуз осел на оттопыренных ушах. Проводник в Царствие Небесное поднял винтовку.

Скрежетал зубами и несся в неизвестное, вон из человеческого мира, трамвай.

— Оправдались ли наши предположения по поводу финала?

— В чем неожиданность развязки? (в драконе просыпается человек)

— По каким признакам мы это определили? (два глаза — две щелочки из бредового в человечий мир, глаза – это еще и зеркало души, Винтовка валялась на полу)

— В чем неожиданность поступка дракона? ( он только что убил человека, но спасает воробья)

— Что меняется в его образе? (пустота заполняется: появляется дыхание и глаза)

Люто замороженный, Петербург горел и бредил

Горячечное, небывалое, ледяное солнце в тумане

Из бредового, туманного мира выныривали в земной мир

дыра в тумане: рот

несся вон из мира трамвай

оскалил до ушей туманно-полыхающую пасть

— Заполните правую часть таблицы. Как вы понимаете данные сочетания, какие литературные приемы использует Замятин?

Приемы, развивающие умение задавать вопросы:

  1. приемы «Толстые и тонкие вопросы» (.«тонкие» вопросы – вопросы репродуктивного плана, требующие однословного ответа, «толстые» вопросы – вопросы, требующие размышления, привлечения дополнительных знаний, умения анализировать);

Класс делится на группы (дифференцированный подход) и в зависимости от состава и уровня группы ребятам предлагается составить вопросы для одноклассников, направленные на дальнейшую работу с текстом и его осмысление.

Когда. (по-вашему происходят описываемые события)?

Мог ли… (дракон пройти мимо воробья)?

Дайте три объяснения, почему. (люто замороженный город горел и бредил)?

Объясните, почему. (в тексте действуют два мира: бредовый и человечий)?

В чём различие . (между ними)?

Почему, вы думаете.

Предположите, что будет, если .

Согласны ли вы . (что проводник интеллигентов в царствие небесное принадлежит только бредовому миру революции)?

Стадия рефлексии. Это – логическое завершение предыдущих действий. На этом этапе происходит присвоение нового.

И здесь важно выбрать определенную позицию. Чего мы хотим?

Составление итогового кластера и сравнение с первым:

ОТКРЫТЫЙ ОНЛАЙН МАСТЕР-КЛАСС МАСЛОМ «Дары осени»

Как изображает революцию автор?

Почему человек превращается в дракона?

Можно ли остаться человеком в бредовом мире революции?

Творческая интерпретация информации:

  1. прием «Написание эссе» (эссе – письменные размышления на заданную тему, разновидность эссе – прием «Напишите письмо» — когда учащимся нужно написать кому-либо письмо от имени героя произведения, что позволяет поставить себя на место другого, соотнести его мысли и чувства со своими);
  1. прием «Нарисуйте бредовый мир» (приемы психорисунка дают возможность выразить понимание абстрактных понятий, внутренний мир через зрительные образы. Можно дать задание нарисовать совесть, месть, добро, зло и затем объяснить свои рисунки) ;
  2. прием «Письмо по кругу» (предполагает групповую форму работы. Детям нужно не только поразмышлять на заданную тему, но и согласовывать свое мнение с членами группы. У каждого члена группы – тетрадь и ручка, каждый записывает несколько предложений на заданную тему, затем каждый передает тетрадь соседу, который должен продолжить его размышления, тетради передаются до тех пор, пока каждая тетрадь не вернется к своему хозяину).
  1. Актуальность опыта.

Правда о вязальщицах и Авторах Мастер классов по вязанию

Актуальность самой технологии неоспорима. Развитие мыслительных навыков учащихся необходимо не только в учебе, но и в обычной жизни (умение принимать взвешенные решения, работать с информацией, анализировать различные стороны явлений и т.п.).

Что же такое паразитические услуги? Размышления на заданную тему.

В связи с тем, что на Афтершоке почти в каждой второй статье используются термины «паразитические услуги», «паразитные сектора экономики» и делаются выводы, как плохо иметь эти «паразитные услуги» в экономике, я решил немножко поисследовать эти вопросы, чтобы хоть слегка уменьшить туман в головах участников дискуссии. Для исследования я попробовал использовать научный метод «мысленный эксперимент», то есть моделируем некоторую упрощенную экономическую ситуацию, и пытаемся сделать выводы и вынести хоть какую-то крупицу познания.

1) Представим остров, ничего там особенного нет, кроме пальм с бананами. Дают эти пальмы (при должном уходе) 300 бананов в месяц. И живет на острове 10 человек. А человеку чтобы прожить день нужно съесть 1 банан. Как видим, 300 бананов как раз хватает, чтобы 10 человек безбедно существовали целый месяц.

2) И жили аборигены не тужили, в строе «всё наше, народное, общее». То есть собирали бананы, съедали и оставшееся время «гоняли балду», загорали на солнышке, спали в гамаках и чесали друг другу спины.

3) Но настигла беда жителей острова, пришел к ним «дикий капитализм». Нашелся «хитрый буржуй», «приватизировал» все банановые деревья. И с тех пор пошла у них другая житуха.

Не буду вдаваться в денежную систему островка, гуляли по нему то-ли доллары, то-ли тугрики, то-ли ракушки (а какой капитализм без капитала).

Просто посмотрим, кто из десяти жителей чем занимается и что за это имеет.

Для начала поймем, что производительность труда в «новом строе» существенно лучше: собирает все бананы 1 человек, с помощью бананосборщика.

А что же делают теперь остальные «лишние» люди? Приведу весь список «профессий» островка:

Сказка о цветах как метафора «рождение – жизнь – смерть – возрождение»

Сборщик бананов — 1,

Ученый (изобретатель бананосборщика) — 1,

Чесальщик спины (массажист) — 1,

Счетовод (финансист) — 1,

Охранник (точнее охранник буржуя) — 1,

Повар (точнее личный повар буржуя) — 1.

Как видим никто из 10 человек пока не погиб от голода, и по прежнему съедает «свой 1 банан в день», но есть существенные изменения!

Шпаклевка потолка высокого качества мастер класс

Балду теперь гоняет только один человек — буржуин. Остальным приходится весь день работать.

Буржуй получает всё самое лучшее: личный повар наготавливает ему еду, художник рисует для него лучшие картины, врач прежде всего лелеет его буржуйское тело, большую часть времени массажиста занята чесанием спины его величества.

Остальным тоже иногда перепадает с барского стола, несколько раз в месяц каждый может позволить себе почесать спинку, врач может вылечить от насморка, да и на прическу модную тоже ракушек хватает, на день рождения (в понедельник) даже портрет заказать можно.

Таким образом мы видим, что материальное положение жителей в связи с переходом к «новому прогрессивному строю» не поменялось, как съедали за месяц 300 бананов, так и съедают, но появились УСЛУГИ:

— НИОКР (ученый цельный день мозгами шевелит, думает как усовершенствовать бананосборщик),

— управленческие услуги (буржуй же ночами не спит, думает, как лучше этим островным огородом управлять),

И вопрос на засыпку, какие из этих услуг «паразитические», и какой же «паразитический сектор» островной экономики. По какому критерию определить? Высказывайте мнения.

Как написать бестселлер? Советы главного редактора «Альпины Паблишер»

Как стать успешным автором на российском книжном рынке? Какие темы сегодня особенно популярны? О секретах отечественного нон-фикшн в интервью Executive.ru рассказывает главный редактор «Альпины Паблишер» Сергей Турко.

Однажды во время переговоров между нашим порталом и издательством главный редактор «Альпины Паблишер» Сергей Турко заметил, что относится к развитию сектора электронных книг со сдержанным оптимизмом, в том числе и потому, что пока нет универсального кроссплатформенного ридера (устройства для чтения). Мы решили начать интервью с Сергеем с вопроса о цифровых технологиях: как они влияют на издательский бизнес?

Executive.ru: Насколько вероятно появление универсального ридера в ближайшем будущем?

Сергей Турко: Маловероятно. Специалисты издательства считают, что черно-белые ридеры в скором будущем могут быть вытеснены планшетами как более функциональными устройствами. Электронные книги в формате epub, вероятно, через несколько лет будут занимать 10–20% рынка, а остальное пространство будет занято бумажными изданиями. Но при этом я должен сказать, что внушают оптимизм темпы развития приложения «бизнес-книги» — мы сделали такую программу для Apple Store, сейчас делаем для Android. В нашем ассортименте 300 наименований для этого софта, в течение года увеличим их число до тысячи, потому что продажи в этом сегменте быстро растут. В более далекой перспективе рынок электронных книг придет к стандартизации, как это не раз было в других секторах: сначала появляется множество программ, затем какие-то из них становятся лидерами, и производители вынуждены договариваться друг с другом. Какая именно программа станет универсальным стандартом, сказать трудно.

Executive.ru: На какую из технологий вы делаете ставку в условиях неопределенности? На планшеты?

С.Т.: Да. Потому что планшеты, во-первых, обладают более удобным интерфейсом, а во-вторых, у них больший функционал — это универсальное устройство, которое, в отличие от ридера, выполняет множество задач. Ридер на их фоне — «недоустройство», которое может использоваться только для чтения книг. Мы делаем ставку на гаджеты с широкими возможностями, поскольку полагаем, что именно в силу своей многофункциональности они сопровождают человека повсюду. В свою очередь эти возможности (rich media) изменят понимание того, что такое книга. Глупо, в самом деле, на iPad читать тот же самый текст, что и на бумаге: электронное издание становится гипертекстом, в котором используются возможности мультимедиа — звук, видео — с выходом в Интернет. Но, повторю, это не значит, что история печати закончилась. Бумажные книги, совершенно уверен, не пропадут никогда.

Executive.ru: Они перейдут в премиальный сегмент?

С.Т.: Не факт. Вообще, предсказания — дело неблагодарное. Любое поколение представляет будущее в категориях, свойственных настоящему, и сложно представить, в каком именно сегменте будут находиться бумажные книги через много лет.

Executive.ru: А чем вы мотивируете ваш прогноз? Почему книги сохранятся в печатном виде?

С.Т.: Первый аргумент: этого хотят авторы. Выход «настоящей» книги — именно книги, а не файла — веха в жизни того, кто ее написал. Человек приступает к созданию книги тогда, когда ему есть что сказать. И, когда она выходит в свет, автор устраивает презентации, дарит экземпляры друзьям и коллегам. Такова традиция, таков факт культуры, по крайней мере для людей моего поколения. Мне пока сложно представить, как автор дарит читателям файл и на нем ставит электронно-цифровую подпись.

Второй: это удобно для читателя — для чтения бумажной книги не нужны вообще никакие устройства. К тому же вы можете просто передать книгу другому и не нужны никакие пароли. Конечно, есть и минусы — сложно взять с собой много книг, да и доставка/покупка бумажной книги занимает время. Пересилят ли плюсы минусы — это вопрос ближайшего десятилетия. Но вряд ли произойдет что-то радикальное, просто у людей, как и раньше, появится больше выбора. Вообще, разговоры о том, что электронные книги придут на смену бумажным, напоминают мне дискуссии о том, что кино убьет театр, телевидение убьет кино, Интернет убьет телевидение. Как видим, ничего подобного не произошло: театр занимает другие ниши, недоступные для кинематографа: я имею в виду, например, маленькие экспериментальные театры, куда зрители приходят для непосредственного эмоционального контакта с актерами.

Executive.ru: Как соотносится потребление электронных и бумажных книг на российском рынке?

С.Т.: В целом объемы электронных книг растут со скоростью 100% в год, это факт. Бумажных — снижаются на 7–10% в год, это тоже факт. Но, во-первых, объем сектора традиционных изданий больше сегмента цифровых примерно в 100 раз. Во-вторых, не обязательно снижение в одной сфере объясняется ростом в другой, здесь может не быть линейной зависимости. Есть множество других обстоятельств, оказывающих воздействие на рынок: например, большинство электронных книг в России — пиратские, к сожалению для издательств.

При этом в секторе деловой литературы, где мы работаем, уменьшения продаж бумажных книг не происходит, мы объясняем это тем, что платежеспособность людей, которые читают бизнес-книги, выше, чем тех, кто читает литературу другого плана. Мы наблюдаем также интерес к серьезной продукции: период, когда российские издательства «выбирали» из массива мировой деловой литературы неопубликованную на русском языке классику, закончился где-то к 2007 году. Также неплохо продавалась «бизнес-попса». Теперь же, после кризиса 2008 года, когда многие деловые издательства просто разорились, так как выбирали книги во многом случайно, без глубокого понимания рынка, спрос на эту незамысловатую продукцию снижается, читателей интересуют книги, в которых изложены некие свежие, практичные идеи, есть новизна. В этих условиях становится очень важным качество портфеля издательства.

Executive.ru: Чем вам в этом контексте мешает и чем помогает веб?

С.Т.: Помогает отличными каналами продаж, продвижением через интернет-магазины, социальные сети, рассылки, блоги и так далее. Мешает пиратством и троллями. Полагаю, что большая часть нашей аудитории (сосредоточенной в основном в Москве и Петербурге) получает информацию через Интернет. Люди доверяют тому, что пишут их друзья в Facebook или в ЖЖ: френд-лента становится важным фактором продаж. Не абстрактные публикации в Интернете, а комментарии друзей в социальных медиа. Поэтому мы активно присутствуем в соцсетях, у нас есть специальные сотрудники, которые взаимодействуют с пользователями, устраивают конкурсы, делятся идеями…

Executive.ru: Вы используете Интернет на стадии дистрибуции, а планируете ли использовать на этапе создания книги?

С.Т.: Вспомните проект, который мы хотели реализовать с Executive.ru (издательство «Альпина Паблишер» и портал E-xecutive.ru в 2022 году планировали издать книгу, написанную при помощи краудсорсинговых технологий. — E-xecutive.ru). Мы с вами пришли к выводу, что без жесткой фильтрации экспертов получим «словесную ботву». В мировом масштабе очень мало успешных примеров такого рода. Возможно, в будущем вернемся к идее коллективного написания книги, если сможем выстроить эффективный бизнес-процесс.

Executive.ru: Сколько книг вы продаете через Интернет и сколько через традиционные книжные магазины?

С.Т.: В дистрибуции в последние пять лет произошел существенный сдвиг: сегодня через Интернет мы продаем около половины продукции, в том числе около 10% через наш собственный интернет-магазин www.alpinabook.ru. Эти цифры подтверждают важность глобальной сети как канала продаж. Поэтому и маркетинг издательства тоже сосредоточен в Интернете (в последние два года на него приходится примерно половина нашего маркетингового бюджета): издать книгу не столь уж трудно, главное в нашей индустрии — продвижение и продажи.

Смысл книжного маркетинга — объяснить читателю, в чем «фишка» издания, в чем его уникальность. Бывает, что книга является своего рода монополией в своей теме — других таких нет (в качестве примера приведу «Построение бизнес-моделей» Александра Остервальдера, которую читатель купит, как говорится, по-любому), но такое случается редко. Во всех остальных случаях приходится прикладывать маркетинговые усилия для того, чтобы привлечь и удержать читателя.

Executive.ru: Как изменяется спрос на книжном рынке? От чего он зависит?

С.Т.: Есть несколько факторов. Первое — тренд рынка в целом. В России в начале 1990-х покупали все подряд, был спрос на любую литературу по менеджменту, так как был огромный дефицит. По мере насыщения спрос стал дифференцироваться, начали появляться тематические ниши: персонал, организационная структура, бизнес-процессы, финансы… Стали формироваться архетипы — люди начали понимать, какие проблемы уже решены, какие нуждаются в решении.

Второе — внутри рынка в целом развиваются конкретные фирмы и конкретные люди, которые проживают свои жизненные циклы. В результате сгущения интересов образуются тренды, то есть такие тематические области, которые вдруг начинают интересовать группы читателей. Все издатели следят за трендами и пытаются вписаться в них — мы не можем влиять на формирование рынка в целом, но мы можем чувствовать логику его развития и следовать ей. Ведь книги — это ответы на проблемы, которые должны объективно существовать на рынке. Иногда издательства в качестве эксперимента пытаются выпустить книги вне тренда, но такие попытки редко «выстреливают». Например, мы сделали в 2004 году великолепную, очень полезную книгу Клейтона Кристенсена «Дилемма инноватора», но она «не пошла»». То есть тема инноваций оказалась в России абсолютно дохлой, несмотря на все разговоры экс-президента Медведева. Рынок деловой литературы очень чувствителен к реальным потребностям, его вряд ли можно сдвинуть какой-нибудь красивой рекламой и под видом конфетки подсунуть туфту.

Executive.ru: Вы можете привести примеры трендов?

С.Т.: В 2004–2007 годах трендом было бережливое производство и вообще все японское. Сейчас мы видим интерес к стартапам, к литературе по личному совершенствованию, тайм-менеджменту. Задача издательства — уловить тренд, то есть осознать, над какими проблемами сейчас размышляет целевая аудитория. Это очень интересно наблюдать — я нахожусь в отрасли восемь лет и все это время вижу смену волн. Конечно, тенденции не вечны, но важно различать потребности фундаментальные, связанные с жизненными циклами страны (да и мира в целом), от отраслевых. Например, тот же тренд бережливого производства / кайдзен — весьма четкая методология, прожил где-то пять лет, мы сделали около 25 книг — то есть выжали его «по полной». И то, что интерес спал, — нормально: наивно было ожидать что такие предприятия, как ВАЗ или ГАЗ, тоже заинтересуются и начнут что-то серьезно улучшать. А вот интерес к теме личного совершенствования более фундаментален, здесь понятие «технология» более расплывчато, да и вряд ли кто-то найдет универсальную, даже Стивен Кови. Поэтому такой тренд проживет дольше, конечно же. А потом, когда все поправят себе мозги (или бросят это сложное дело), пойдет опять интерес к технологиям. Все циклично.

Executive.ru: Участники Сообщества E-xecutive.ru часто сокрушаются о падении нравов, снижении общей культуры населения России. Скажите, люди стали меньше читать книги?

С.Т.: Читать стали меньше во всем мире. Мы уже не самая читающая страна. Если в начале 1990-х годов 79% россиян читали хотя бы одну книгу в год, то в 2005 году этот показатель снизился до 63%. С 1991 по 2005 год доля регулярно читающей молодежи снизилась с 48 до 28%. В 2009 году, по данным опроса Фонда общественного мнения, 50% россиян призналось, что за последний год не прочли ни одного художественного произведения. Согласно другому опросу 2009 года, 37% россиян вообще не читают никаких книг. Но мы здесь не одиноки. В Великобритании, например, около 40% людей не прочитали ни одной книги в жизни — вот уж никак не ожидал. Показатель числа прочитанных книг в год падает и в США: если в 1999 году американец читал 10 книг в год, то к 2006 году их количество уменьшилось наполовину. Зато радуют другие страны. Вот, например, какие данные приводит исследовательская компания NOP World:

Чтение (часов в неделю)

1. Индия — 10,7
2. Таиланд — 9,4
3. Китай — 8,0
4. Филиппины — 7,6
5. Египет- 7,5
6. Чехия — 7,4
7. Россия — 7,1
8. Швеция — 6,9
9. Франция — 6,9
10.Венгрия — 6,8

Executive.ru: В снижении объемов чтения виноват Интернет?

С.Т.: Очень вероятно, что Интернет. Вообще видно, что снижается спрос на информацию в текстовом представлении и возрастает спрос на комиксы, картинки, инфографику. Когда я увидел эту тенденцию на книжных ярмарках за границей несколько лет назад, то сначала сильно переживал (мир деградирует), а потом успокоился — решил, что появление таких изданий свидетельствует о разности коммуникационных каналов. Кто-то воспринимает информацию в текстовом виде, кто-то — в графическом. И в принципе, если какая-то идея в сжатом виде может быть высказана в виде картинок, то это нормально. Но в России таких книг, замечу, очень мало. Удачный синтез текста и графики — уже упомянутая книга «Построение бизнес-моделей».

Executive.ru: А на Западе одна и та же книга может быть представлена в версиях heavy и light?

С.Т.: Да, такое бывает. Одни и те же идеи могут быть представлены в разных форматах: книга бумажная, электронная, в виде клипа, статьи, в форме видеозаписи семинара автора… В данном случае этот ряд отражает эволюцию идеи: человек выступает с лекциями, публикует статьи, развивает свою теорию, потом выходит книга как результат. А может быть и обратный процесс: после того как вышла книга, ее содержание переупаковывается в статьи или в брошюры с целью популяризации идеи. Мы пошли по второму пути со Светланой Ивановой, автором бестселлера «Искусство подбора персонала», — попросили ее «отжать» суть книги до тезисов, получились «50 советов по рекрутингу» и «50 советов по нематериальной мотивации». В процессе «отжима», кстати, у автора появилось много новых идей, поэтому, по сути, хотели сделать резюме, а получили еще две новые книги. Также мы практикуем издание одной и той же книги в разных исполнениях: например, в «супере» и в обложке. Это нормальный подход: расширение линейки продуктов для увеличения рынка.

Executive.ru: Можно ли назвать несколько тем, которые находятся в тренде?

С.Т.: Первая: практическая психология, личное совершенствование — self help books. На рынке достаточно инструментальных книг — авторы, среди которых много консультантов, тренеров, опубликовали массу методик для решения любых управленческих задач. Читателю осталось ответить на самые сложные вопросы: «А нужны ли мне все эти инструменты? Какие цели я ставлю перед собой? Туда ли я иду? Это моя карьера или карьера моих родителей?» Интерес к этой теме подогревается по мере того, как представители молодого поколения приближаются к кризису среднего возраста. В этом ряду находятся книги Стивена Кови, о которых я уже говорил.

Вторая: стартапы. Я очень этому рад, потому что, когда кто-то создает бизнес, происходит «движуха», очень полезная для рынка. В этом году мы выпустим «Бизнес с нуля» (Lean Startup) Эрика Риса и «Стартап: Полное руководство по сборке» (Startup Owner’s Manual) Стива Бланка и Боба Дорфа. Эта область знаний стала операционализироваться — от призывов «Бросайся в омут, не глядя» перешла к вопросу «Как?», и эти две книги на данный вопрос отвечают. То есть стартапы наконец обрели четкую методику — нормальный процесс развития новой области знания.

Третья: тайм-менеджмент, наведение порядка. Это близко к личному совершенствованию, но более технологично. Это некий мостик от классического менеджмента к личной психологии. Есть еще несколько трендов, но обо всех не расскажешь.

Executive.ru: Как издательство находит авторов?

С.Т.: Есть несколько путей, и мы используем все. Первый путь — от рынка. Мы смотрим рейтинги бестселлеров (Amazon, Ozon) и определяем, какие книги пользуются спросом. Если видим в этом спросе определенную структуру, пытаемся в первую очередь сделать еще книги на популярные темы. Желательно, конечно, найти русских авторов, но с этим по-прежнему тяжеловато. Второй путь — от советов и рекомендаций коллег, знакомых, читателей. Очень часто кто-то замечает интересную книгу или советует обратить внимание на проблему, которая беспокоит многих в деловом сообществе, и мы думаем, может ли из этого получиться книга. Многие пишут нам самостоятельно — через сайт или Facebook. У нас было несколько очень хороших проектов, возникших таким образом, но это все-таки редкость

Executive.ru: Как вы анализируете структуру спроса?

С.Т.: Для начала мы исходим из классического рубрикатора: общий менеджмент, маркетинг, продажи… А далее начинается конкретизация по тематическим сегментам. Правильно ли мы «нарезаем» эту структуру или нет — это вопрос. Мы постоянно анализируем классификацию, пытаясь понять суть запросов читателей: когда, например, человек покупает издание по операционному менеджменту, то, может быть, его привлекает идея порядка, которая излагается в этой книге. Может быть, технология реализации стратегии. Типовой рубрикатор, который есть в книжном магазине, давно устарел, но не так легко предложить новый.

Executive.ru: То есть происходит сплав мотивов: один спаян с другим или один находится внутри другого?

С.Т.: Да, я на лекциях использую один прием. Спрашиваю аудиторию: «В чем состоит главная проблема вашего бизнеса?» Отвечают: «В качестве персонала». Начинаешь рассуждать, и из этой проблемы вытягиваешь тему, которая принадлежит сразу к нескольким областям знаний. Здесь и мотивация, и организационная структура, и процессный менеджмент, и ИТ. Менеджмент вообще многомерен — стоит потянуть за любую проблему, и «вылезает» весь менеджмент. Надеюсь, что при помощи наших книг больше руководителей смогут понять, что надо заниматься системой в целом, а не пытаться чинить части.

Какие мастер-классы по вязанию создавать. Виды МК. Как продавать мастер-классы. Методы продвижения.

Executive.ru: А как вы находите автора для книги на популярную тему? Допустим, издательство видит, что тема такая-то входит в тренд. Ваши действия?

С.Т.: Один из методов — так называемый «перехват» книг, которые были изданы другими издательствами, которые были недооценены теми издателями или же которые просто плохо были сделаны и поданы. Таким авторам можно дать вторую жизнь, которая часто бывает лучше первой. «Семь навыков высокоэффективных людей» Стивена Кови издавал каждый, кому было не лень, но только мы ее сделали бестселлером. Тот же Малкольм Гладуэлл у предыдущего издателя прошел незамеченным, у нас стал продаваться существенно лучше. На Западе проще — есть Amazon, он дает репрезентативную статистику и по темам, и по авторам, в России сложнее. Каждую неделю я получаю 20–30 заявок от российских авторов с предложениями опубликовать книгу, большинству приходится отказывать. Интересно, что, когда издательство говорит, что идея не в тренде, что мы не готовы за нее взяться, нас часто спрашивают: «А скажите, какие темы сейчас популярны? Я напишу!» Понятно, что человек хочет издаться, но все же такая готовность очень странна. Мы исходим из того, что автор — профессионал в своей сфере и что ему не все равно, о чем писать. Мы от подобных «универсалов» открещиваемся. Найти ценных авторов очень сложно, здесь работают все каналы — конференции, семинары, мониторинг СМИ… Самый лучший способ, который экономит массу времени, — личные рекомендации. Хорошо найти автора, у которого есть готовая книга. Такое случается, но редко. Чаще бывает, что человек является экспертом в какой-то теме, но книги у него нет. Есть представление, но не план издания. С этим надо работать. В 2022 году у нас будет в общей сложности семь книг, которые написаны либо «под чутким руководством» издательства, либо вообще по нашей инициативе. Одна из них, что интересно, западных авторов, которая впервые выйдет именно на русском.

Executive.ru: Насколько точно издательство может предсказать, что та или иная книга станет хитом?

С.Т.: Предсказать успех на 100% можно только в очень редких случаях. Те издатели, которые говорят, что это не так, мне кажется, лукавят. Издательский бизнес зарабатывает в соответствии с законом Вильфредо Парето: основной доход дает небольшое число бестселлеров. Поэтому каждое издательство стремится увеличить число хитов. Здесь даже небольшое увеличение процента бестселлеров по отношению к объему издательского портфеля дает существенный прирост прибыли. Работаем над этим в первую очередь, как же иначе.

Executive.ru: Каковы критерии бестселлера?

С.Т.: Два тиража в год, то есть 7–10 тыс. экземпляров. А обычная книга, не бестселлер, — один тираж в год, потом — допечатка. К сожалению, тиражи 50–100 тыс. редки. Топ-3 бестселлера — Стивен Кови, Светлана Иванова, Айн Рэнд. После бестселлеров следует основной массив авторов, хороший, крепкий средний уровень. Книги, находящиеся в этой группе, генерируют денежный поток в течение 7–10 лет, тиражи постоянно допечатываются, таких книг у нас очень много. Основную прибыль издательство получает именно от допечаток (когда продает первый тираж, выгода выходит небольшая). Наш бизнес высокомаржинальный, но низколиквидный, в том смысле, что очень долгий оборот: деньги от продажи книги поступают очень долго, а цикл создания книги — около полугода, на протяжении которых постоянно надо инвестировать. «Голос рынка», говорящий о том, стала книга хитом или нет, мы понимаем на 100% только через три месяца после начала продаж (в интернет-магазине динамика становится понятной чуть раньше). В прайс-листе у нас более 600 наименований. К концу 2022 года мы выйдем на уровень около 80 новых книг и около 140 допечаток, в сумме — 220 позиций. Планировали сделать меньше, но авторы не дают. 🙂

Executive.ru: Какие факторы влияют на хитовость книги?

С.Т.: Во-первых, востребованность темы. Во-вторых, публичная активность автора: если он — хороший специалист, но не медийная персона, если он не готов к выступлениям, не активен на мероприятиях, в соцсетях, вероятность успеха очень мала. За границей это давно поняли, поэтому, когда западный писатель предлагает сотрудничество, он сразу указывает, на какие виды его активности можно рассчитывать. В-третьих, название: можно очень хорошую книгу назвать неправильно и тем самым все испортить. При выборе названия мы учитываем статистику запросов в «Яндексе» и других поисковиках. В-четвертых, дизайн и полиграфическое исполнение. В-пятых, продвижение, реклама, мерчандайзинг. Это я перечисляю не по важности, просто так вспомнил, нужно все.

Executive.ru: А качество текста? Вы его не назвали.

С.Т.: Не назвал потому, что это уже просто must, как говорится. Выпускать книгу с языковыми косяками совершенно неприемлемо.

Executive.ru: Может ли иностранный хит, что называется, «не пойти» в России?

С.Т.: Бывают разные ситуации. Западный бестселлер не обязательно будет хорошо продаваться в России, потому что известность автора, тренды, состояние рынков, ментальность отличаются. К тому же западный автор физически не присутствует здесь и не может быть вовлечен в медийную поддержку. Книжные рынки России и США сравнивать трудно потому, что они устроены по-разному: емкость американского — примерно в 20 раз больше российского (в пересчете на численность населения), к тому же там продажи равномерно распределены по территории страны, а у нас сосредоточены в Москве и Петербурге. Это, кстати, то, что мы теряем от неразвитости малого и среднего бизнеса в России.

Executive.ru: Можно ли подробнее рассказать о разнице тематических интересов?

С.Т.: Например, в США очень любят книги про кризис, про геополитику, про роль Америки в мире. У нас эти книги тоже есть, но даже в период 2008–2009 годов они не стали бестселлерами. К тому же там интерес к этим вопросам постоянный, а у нас — краткосрочный. Российский читатель считает, что он умный, все понимает, но ни на что не влияет. В США, как мне кажется, иная ментальность: американцы чувствуют ответственность за судьбы мира. Может быть, эта разница объясняется разным устройством социальных лифтов. Кроме того, там очень сильная школа авторов, многие из которых в прошлом — профессиональные проповедники. Большинство книг, например, по продажам в Америке пишут именно такие люди.

Executive.ru: Книга «Хулиганы в бизнесе: История успеха Business FM». Почему издательство особенно активно поддерживает этот проект?

С.Т.: Он особенный по многим позициям. Во-первых, тема «История успеха» читателям интересна. У нас в России очень мало книг, в которых кто-то рассказывает о том, как он что-то сделал, как у него что-то получилось, а что-то нет. Весь мир, по сути дела, на этом учится: опыт Wal-Мart, McDonalds, Coca-Cola, Chrysler, Sony, Apple отражен в литературе, потому что он интересен. А в России все молчат. Олигархи не будут писать такие книги, потому что, во-первых, они боятся. Во-вторых, их рекомендации нельзя воспроизвести, потому что они относятся к другой эпохе. Неолигархи тоже молчат, потому что отсутствует такая традиция в культуре — рассказывать о своем успешном бизнесе. Иногда это мотивируется тем, что мы, мол, не хотим раскрывать карты конкурентам. Но в реальности повторить чей-то успех очень трудно, почти невозможно. Книги об истории успеха российского проекта — очень ценные, на вес золота.
Во-вторых, это история про известную компанию, которая находится на слуху. В-третьих, этот кейс интересен тем, что бизнес был продан, но остался успешным и после того, как оттуда ушли те люди, которые им рулили. В этом плане история достойна уважения, потому что она свидетельствует, что была создана работоспособная модель. В-четвертых, автор книги и его герои — интересные люди, с которыми было интересно работать. Это тоже очень важная «фишка» проекта, когда складываются хорошие отношения с его участниками. В конце концов, именно общение с интересными людьми — одно из преимуществ издательского бизнеса. Потому я здесь так долго работаю.

Добавить комментарий