Как я с ДЦП пишу картины

Как я с ДЦП пишу картины

Меня зовут Виктор. Сейчас мне 20 лет. И я люблю рисовать.

Я хочу поделиться тем, как я это делаю.

Сперва, мама меня устанавливает в вертикализатор, потому что выяснилось, что стоя мне легче писать, потому что так я не бьюсь коленками об стол.

Затем идёт подготовка полным ходом. Сперва я выбираю краски, которые собираюсь использовать (иногда изменяю свои планы в процессе творчества, но это не проблема). И мама заполняет палитру нужными мне красками. Затем она наполняет водой стакан, если это масляные краски, то маслом. Дальше, мама берет лист бумаги и кладёт мне на столик вертикализатора и закрепляет к столику малярным скотчем.

Если я пишу маслом, то на столик до этого крепится одноразовая непромокаемая скатерть-клеёнка, а затем уже ставится подставка, на которой закрепляется холст.
Затем закрепляет к моей левой руке кисть, которую я выбираю. Признаюсь, что люблю использовать большие кисти.
Почему я пишу левой рукой, а не правой? Потому что недавно мне была сделана операция на мозг, на правое полушарие, чтобы левая сторона была на какой-то процент избавлена от гиперкинезов, и это помогло, но не сразу. Сперва левая рука вообще меня не слушалась. Это было ужасно страшно, но потом со временем, мама со мной занималась, делала массажи, ЛФК, и становилось лучше и лучше. И теперь я продолжаю разрабатывать руку арттерапией — пишу картины. А правой рукой я отлично пользуюсь на планшете. Писать картины правой рукой мне сложнее, потому что в ней гиперкинезы более сильные, поэтому рука не слушается в живописи. А левой рукой я могу рисовать более спокойно и плавно, что раньше, до операции не мог делать.
Итак дальше, мама помогает мне обмакивать кисть в воду (масло) и в краску, и тогда я начинаю творить. Тут начинается полёт моей души и духа.

Семинар «Как неблагополучный детский опыт сказывается на развитии нервной системы»

Должен признаться, что несмотря на то, что я развит не так, как нормальные люди моего возраста из-за диагноза ДЦП, и чего-то в жизни недопонимаю, но, когда я начинал рисовать, я понимал, что ненавижу свои картины. Я смотрел на них и думал — это же некрасиво! Мне так хотелось уметь рисовать правильно, чтобы дом был похож на дом, человек на человека, дерево на дерево, но вместо этого у меня получались каракули, потому что руки меня совершенно не слушались. и мне хотелось плакать. Поэтому мама мне несколько раз помогала, поддерживала руку, чтобы получалось что-то более понятное в картине. Но это было очень тяжело физически. Так получились несколько моих картин, где понятно, что дерево — это дерево, а дом — это дом и радуга — это радуга.

Как видит художник будущую картину?

И мама мне часто объясняла, что я не прав, что мои картины красивые, что в этом и красота, что я пишу их так, как могу, и у меня есть мой собственный и драгоценный стиль. И я долго не мог с ней согласиться, и со всеми, кто пытался меня в этом убедить. Но я увидел, что мои картины начали обсуждать, находили там какие-то символы, и даже покупали их. И это меня очень воодушевило. Поэтому я решил, что буду продолжать рисовать так, как могу и не буду больше из-за этого унывать.

Да, я бы рисовал более понятно, если бы не ДЦП, я бы очень этого хотел, но я не могу, потому что гиперкинезы в руках не дают этого сделать. Поэтому прошу принять меня и мои картины такими, какие они есть. Мои картины — это я, часть моих переживаний, радостей, моего видения жизни, того, что я пытаюсь изобразить, поэтому мои картины имеют свои тайны и пророческие откровения, потому что я христианин, и Бог помогает мне писать картины — в этом я уверен. Без Бога я бы не мог вообще рисовать.

Обзор моей картины «Сирени»

И я хочу воодушевить и других людей, которые страдают различными диагнозами — не унывайте, любите себя и делайте то, что хотите делать так, как можете.

Всем желаем мира, добра, света, Божьей любви и благословений!

Как мы живем. Ч. 1. Профилактика вторичных осложнений

С наступающим Рождеством и Новым годом.

А теперь представляю к просмотру мои видео, где видно наглядно, как я тружусь над своими картинами. Кажется, что я быстро рисовал, на самом деле, я делаю перерывы — сажусь и отдыхаю периодически, а потом встаю и продолжаю писать. Просто эти моменты мама уже не снимает.

Это моя картина «Пророческая культура», которая улетела в Канаду в новый дом 🙂

Как нарисовать цветок лотос / водяная лилия

Шедевры живописи. Картины австрийского художника Ханса Зацка

Ханс Зацка(Hans Zatzka) родился 8 марта 1859 года в Вене в семье архитектора.

Как сохранить волосы и кожу головы здоровыми? — Я соромлюсь свого тіла — 26.02.15

Его художественный дар стал заметным ещё в раннем возрасте. С 1877 по 1882 годы Ханс Зацка обучался в Академии Изящных Искусств. В обучении Ханс достиг больших успехов и в 1880 году в возрасте 20 лет был награжден золотым знаком отличия «За заслуги перед городом Вена». После нескольких поездок в Италию, Ханс работал как внештатный художник в Вене,позже занимался фреской, росписью в церквях и портретами. Особым интересом у Ханса пользовалась жанровая живопись,идеальные женские образы и купидоны.
В возрасте 26 лет он получил свой первый значимый общественный заказ: изготовление фрески потолка в «Курхаус Баден» около Вены. Изображена была «Наяда Бадена» с купидонами и историческими надписями
На жизнь Ханс Зацка зарабатывал религиозной живописью, росписью церквей и алтарей. Жил он в своей домашней студии, поглощённый своей работой. Ханс Зацка никогда не брал учеников и не занимался преподавательской деятельностью

«Я не представляла себе масштабы ада». Как живут люди с психическими расстройствами в системе ПНИ

Единственной возможностью увидеть его для родственников, было время приёмов пищи. Рисовал Ханс Зацка до 80-летнего возраста. В 1945 году вице-мэр Вены Кунтшак собственноручно предложил в письменной форме заместителю секретаря профессору Карлу Люгмайеру с Миноритенплатц, присвоить 87-летнему живописцу звание профессора

Художник с ДЦП рисует картины зубами, чтобы накопить на поездку к любимой

В августе 1945 года ректор Академии Изящных Искусств сообщил, что профессорский совет единодушно одобрил министерское предложение. А 17-го декабря 1945 года Ханс Зацка умер.

К 1980 году картины Ханс Зацка стали пользоваться большой популярностью в Соединенных Штатах и спрос на них значительно возрос, вместе с этим увеличилась и их цена. Его картины сейчас продаются на международном уровне в галереях и аукционных домах за большие деньги.

Шедевры от художницы с ДЦП

Вот подборка самых известных картин этого замечательного художника:

«Жить так — это выбор»: как девушка с ДЦП стала фитнес-инструктором

— Как вы стали инструктором фитнес-направления зумба? Как впервые узнали о нём? Где учились мастерству?

— Я попала в секцию зумбы случайно. Просто гуляла в парке, а там проходил мастер-класс на открытом воздухе. Я услышала музыку, увидела веселье, движение. Решила посмотреть: оказалось, что это зумба. Ко мне подошли инструкторы и пригласили потанцевать. Потом подружились, начали общаться. Прошло полгода, и мой инструктор предложила мне самой попробовать стать инструктором. Есть специальная программа, адаптированная для людей с травмами, людей пожилого возраста и инвалидов. В каждой стране есть специалисты по зумбе, которые имеют право проводить обучение на территории определённой страны. Только у них можно получить лицензию. Я получила её три с половиной года назад.

— Какие критерии существуют для инструктора?

— Никаких критериев нет. Инструктором может стать каждый. Но ты должен понимать, для чего ты это делаешь. Я адаптирую базовую программу для тех людей, которых вижу перед собой: упрощаю движения, растягиваю их в соответствии с музыкой, если людям нужно больше времени на то, чтобы осознать движение. Если нужно, мы будем делать движение не на четыре счёта, а на восемь. Если на восемь им некомфортно, значит, если музыка позволит, растянем на 16. Но, в целом, хореография строится по определённой формуле, в соответствии с музыкой. Обычно у нас на куплет — одно движение, на припев — другое, на проигрыши — третье. Я могу это изменить в зависимости от того, каких людей вижу перед собой. Я заинтересована в том, чтобы у них получилось. И это, конечно, ответственность любого инструктора так работать.

Девушка с ДЦП вышивает картины ногами

— Что в зумбе особенного?

— Первое, что отличает программу от всех остальных, — нет элемента разучивания. Мы не даём людям связки, комбинации, вариации движений. Мы создаём атмосферу вечеринки. А так как мы всё же тренируемся — это фитнес-вечеринка. Звучит зажигательная латиноамериканская музыка, ритмы. И люди следуют за инструктором, который даёт чёткие указания невербальной навигацией. Нет указаний голосом, чтобы не заглушать музыку и не портить атмосферу вечеринки.

Страдающий тяжелой формой ДЦП художник создает необыкновенные картины

— Где вы преподаёте?

— Сейчас я веду классы в Центре социального обеспечения, они работают в рамках проекта «Московское долголетие» во всех ЦСО для пенсионеров. Команда лицензированных инструкторов Москвы проводит в них классы для пожилых людей. И я тоже в этом участвую.

СЕРГЕЙ ЛАХОНИН/ ЖИЗНЬ В КРАСКАХ

— Как вы называете тех, кто занимается в вашей группе: ученики, клиенты? Как правильно?

Уникальная художница: черниговка, не владеющая руками, рисует удивительные картины

— Мы их называем студентами. У нас большое мировое сообщество людей, объединённых музыкой. И так получается, что через какое-то время мы начинаем общаться с людьми, которые ходят регулярно, становимся друзьями. Что касается моих классов в реабилитационном центре, то ко мне на занятия приходили все пациенты, свободные от процедур. Я приезжала вечером. И все, кто не был занят, приходили к нам на зумбу.

— Елена, расскажите свою историю болезни. Как случилось, что вы оказались в инвалидном кресле?

— У меня детский церебральный паралич. Я родилась раньше срока, роды были стремительные, и из-за этого случилась травма мозга. Это всё, что я могу сказать о причинах.

— А что сейчас говорят вам врачи?

— Я редко хожу к врачам и не лежу в реабилитационных центрах. У меня даже были смешные случаи, когда я сама приезжала в центр и проводила там класс зумбы. Мне врачи говорили: «А ты не хочешь к нам лечь как пациент?» Я говорила: «Нет, не хочу, потому что у меня нет времени».

В какой-то момент мы выбрали жить так, как я живу. Это было моё решение. Мы обсуждали с мамой, как я представляю себе лечение. Я понимаю, что какими-то консервативными методами меня уже на ноги не поставить. Нужно делать операцию, ложиться в больницу. А для этого нужно выпасть из активной жизни. В какой-то момент получается, что ты делаешь выбор: либо ты лечишься, лежишь в реабилитационных центрах, в больницах, либо социализируешься, учишься, работаешь, развиваешься, ходишь на занятия. Это касается и детей, и взрослых. Мы встали перед выбором: либо лечиться, либо учиться.

Художник с ДЦП Ефименко Виктор Викторович пишет свой шедевр

— Получается, что некогда болеть?

(2020) МК «Европейский протокол мониторинга за детьми с церебральным параличом…»

— Реально просто некогда. Поэтому и у врачей бываю редко. Даже не помню, когда в последний раз была. Кажется, когда училась в колледже и получала справку об освобождении от физкультуры. И ещё недавно обращалась за справкой, что я прикреплена к поликлинике, чтобы получить новый инвалидный знак. Бумажками занималась там, а не лечением. Поэтому о медицинской стороне своего заболевания ничего не могу сказать.

«Блатны мачо» Художник Дима с ДЦП готовится к своей первой в жизни выставке!

— Где вы учились? Кто вы по специальности?

— Я закончила социально-педагогический колледж МГППУ по специальности «издательское дело». Работаю копирайтером. Сейчас некоторые считают, что копирайтером могут работать все: и мамочки в декрете, и студенты. Я всегда говорю, что я копирайтер, который отличается от других тем, что имеет профильное образование. Я понимаю, что я пишу и как это лучше написать по-русски. Если это реклама, там, конечно, я откладываю в сторону все правила русского языка и пишу то, что требует от меня заказчик. Но всё же стараюсь найти баланс между стилистикой русского языка и тем, что от меня требуют в рамках проекта. И это отличает меня от других копирайтеров. Так что я работаю по специальности как специалист издательского дела.

— Как вы считаете, есть ли какие-то произведения или фильмы, которые честно рассказывают о той проблеме, с которой вы столкнулись?

— Знаю фильм, который называется «Моя левая нога». И есть одноимённая книга Кристи Брауна. Её автор — инвалид с ДЦП. И фильм, и книга хорошие, в них действительно правда. Есть книга «Белое на чёрном» Рубена Гальего и спектакль по ней. Вот, пожалуй, только они. Но это книги, которые написаны людьми с инвалидностью.

Всё, что снимается об этом, по большей части какой-то пиар и эпатаж. Это желание затронуть душещипательную тему и залить туда побольше чернухи. И результат получается ужасный, но его обсуждают.

Я читала книгу «Класс коррекции». И получилось так, что фильм и книга — абсолютно о разном. Повесть написана писательницей-психологом Екатериной Мурашовой. Она о внутреннем мире детей, учащихся в коррекционном классе. И это очень хорошая книга. А создатели фильма взяли героев, начало сюжетной линии, завязку, но при этом сюжет в книге и в фильме развивается абсолютно по-разному.

Вопреки дцп рисую цветы

Checking your browser before accessing genius.com.

Please enable Cookies and reload the page.

This process is automatic. Your browser will redirect to your requested content shortly.

Как я с ДЦП пишу картины

Меня зовут Виктор. Сейчас мне 20 лет. И я люблю рисовать.

Я хочу поделиться тем, как я это делаю.

Сперва, мама меня устанавливает в вертикализатор, потому что выяснилось, что стоя мне легче писать, потому что так я не бьюсь коленками об стол.

Затем идёт подготовка полным ходом. Сперва я выбираю краски, которые собираюсь использовать (иногда изменяю свои планы в процессе творчества, но это не проблема). И мама заполняет палитру нужными мне красками. Затем она наполняет водой стакан, если это масляные краски, то маслом. Дальше, мама берет лист бумаги и кладёт мне на столик вертикализатора и закрепляет к столику малярным скотчем.

Мой рабочий день. Пишу три картины

Если я пишу маслом, то на столик до этого крепится одноразовая непромокаемая скатерть-клеёнка, а затем уже ставится подставка, на которой закрепляется холст.
Затем закрепляет к моей левой руке кисть, которую я выбираю. Признаюсь, что люблю использовать большие кисти.
Почему я пишу левой рукой, а не правой? Потому что недавно мне была сделана операция на мозг, на правое полушарие, чтобы левая сторона была на какой-то процент избавлена от гиперкинезов, и это помогло, но не сразу. Сперва левая рука вообще меня не слушалась. Это было ужасно страшно, но потом со временем, мама со мной занималась, делала массажи, ЛФК, и становилось лучше и лучше. И теперь я продолжаю разрабатывать руку арттерапией — пишу картины. А правой рукой я отлично пользуюсь на планшете. Писать картины правой рукой мне сложнее, потому что в ней гиперкинезы более сильные, поэтому рука не слушается в живописи. А левой рукой я могу рисовать более спокойно и плавно, что раньше, до операции не мог делать.
Итак дальше, мама помогает мне обмакивать кисть в воду (масло) и в краску, и тогда я начинаю творить. Тут начинается полёт моей души и духа.

Должен признаться, что несмотря на то, что я развит не так, как нормальные люди моего возраста из-за диагноза ДЦП, и чего-то в жизни недопонимаю, но, когда я начинал рисовать, я понимал, что ненавижу свои картины. Я смотрел на них и думал — это же некрасиво! Мне так хотелось уметь рисовать правильно, чтобы дом был похож на дом, человек на человека, дерево на дерево, но вместо этого у меня получались каракули, потому что руки меня совершенно не слушались. и мне хотелось плакать. Поэтому мама мне несколько раз помогала, поддерживала руку, чтобы получалось что-то более понятное в картине. Но это было очень тяжело физически. Так получились несколько моих картин, где понятно, что дерево — это дерево, а дом — это дом и радуга — это радуга.

И мама мне часто объясняла, что я не прав, что мои картины красивые, что в этом и красота, что я пишу их так, как могу, и у меня есть мой собственный и драгоценный стиль. И я долго не мог с ней согласиться, и со всеми, кто пытался меня в этом убедить. Но я увидел, что мои картины начали обсуждать, находили там какие-то символы, и даже покупали их. И это меня очень воодушевило. Поэтому я решил, что буду продолжать рисовать так, как могу и не буду больше из-за этого унывать.

Да, я бы рисовал более понятно, если бы не ДЦП, я бы очень этого хотел, но я не могу, потому что гиперкинезы в руках не дают этого сделать. Поэтому прошу принять меня и мои картины такими, какие они есть. Мои картины — это я, часть моих переживаний, радостей, моего видения жизни, того, что я пытаюсь изобразить, поэтому мои картины имеют свои тайны и пророческие откровения, потому что я христианин, и Бог помогает мне писать картины — в этом я уверен. Без Бога я бы не мог вообще рисовать.

И я хочу воодушевить и других людей, которые страдают различными диагнозами — не унывайте, любите себя и делайте то, что хотите делать так, как можете.

Всем желаем мира, добра, света, Божьей любви и благословений!

С наступающим Рождеством и Новым годом.

А теперь представляю к просмотру мои видео, где видно наглядно, как я тружусь над своими картинами. Кажется, что я быстро рисовал, на самом деле, я делаю перерывы — сажусь и отдыхаю периодически, а потом встаю и продолжаю писать. Просто эти моменты мама уже не снимает.

Это моя картина «Пророческая культура», которая улетела в Канаду в новый дом 🙂

Добавить комментарий